Новое «хоргосское» дело
01.02.2017
1 003 Просмотров

Новое «хоргосское» дело

livepark.pro

livepark.pro

Начался суд над 6 следователями таможни Жамбылской области, которые в 2015 году «потеряли» контрабанду на 6 млрд тенге, сообщает 365info.kz.

Сейчас под следствием оказались следователи, поймавшие других следователей. По вине которых якобы пропал контрабандный товар. Что интересно – задержанные и ловцы работают в комитете государственных доходов. Но теперь к арестам подключилась Генпрокуратура. В адвокатской среде подобные вещи называются «обраткой».

Пока одни следователи уже на скамье подсудимых, взяты под стражу еще двое их коллег из межведомственной следственно-оперативной группы Генеральной прокуратуры – Бауыржан Оралгазин и Газиз Джузбаев.

Кратко о сути: летом 2015 года из Китая в Москву через территории Казахстана и Кыргызстана отправился караван грузовиков. На таможенном посту «Кордай» в Жамбылской области груз застрял на 3,5 месяца. По одним сведениям, из-за ошибки в заполнении транзитного листа – первоначально таможенники даже оформили три административных протокола. По другим сведениям, 38 машин стояли, готовые отправиться дальше после оформления всех бумаг. Но неожиданно застряли.

По словам Гульнары Жуаспаевой, которая ссылается на рассказы свидетелей,  дальнобойщиков сознательно держали на посту, словно ожидая какого-то приказа. В итоге возбудили уголовное дело, а груз признали контрабандой. Для оценки стоимости контрабанды его выгрузили на частный склад временного хранения.

А затем товар исчез. Однако потом он все-таки доехал до конечного получателя – гражданина Китая в Москве. За утрату вещдоков на всех, кто был причастен к контрабанде, было заведено уголовное дело. Число подозреваемых первоначально было порядка 30 человек, среди которых и оперативники департамента госдоходов, и владелец СВХ, и владельцы груза. Затем некий Берик Чотпаев взял на себя вину в перевозке контрабанды и получил штраф в 3000 МРП. Следом за ним в отдельные производства были выделены дела еще шестерых человек, в числе которых оказались и служащие таможни. Приговоры по ним не связаны с лишением свободы. За сделку со следствием они избежали реальных сроков. Теперь судят рядовых сотрудников департамента госдоходов, которые по указанию начальства участвовали в пересчете товара, выгрузке, погрузке и аресте машин, на которых груз транспортировался.

В статье отмечается, что дело могло и не получить широкой огласки, но Жуаспаева подняла шум в соцсетях. Это можно назвать «новым хоргосским делом», так как масштаб этого разбирательства сопоставим со знаменитым делом – несколько десятков фигурантов, миллиарды тенге ущерба и сотни тысяч долларов взяток.

Нестыковки, о которых умалчивают

Следует отметить, что в этом деле масса нестыковок, о которых уже писали. Например, простые водители неожиданно для себя стали соучастниками преступления на сумму 6 млрд тенге. Их личный автотранспорт, перевозивший тот злополучный груз из Китая, был арестован как средство совершения преступления. Даже обращения в суд не помогли, несмотря на то, что сами дальнобойщики по делу проходили всего лишь в качестве свидетелей. А конфискации по уголовному процессуальному законодательству подлежит исключительно имущество осужденного лица. Также на исход дела не повлиял и тот факт, что за содержимое грузовиков отвечали грузоотправители и таможенники-сопроводители. Читай, государство.

Полтора года все конфискованные в доход государства машины пылятся на стоянках, вгоняя их владельцев в дополнительные долги. Некоторые грузовики и вовсе уже не пригодны для эксплуатации, поскольку их потихоньку растаскивают на запчасти.

Между тем, шестеро сотрудников департамента госдоходов Жамбылской области, над которыми идет суд, обвиняются в получении взятки и превышении должностных полномочий, когда расследовали дело о контрабанде. Оказывается, хозяин груза, гражданин Китая Чи Джемень дал следственной группе взятку в 600 тысяч долларов за возможность вытащить свой конфискат со склада.

Такие показания давали во время следствия сам китаец и свидетели по делу. Однако уголовной ответственности за дачу взятки он избежал, как и экс-оперативник кордайской таможни Даулет Жумабай, которому эти деньги из Москвы в сумке привез друг. Он получил всего 4 года ограничения свободы. В материалах есть показания свидетелей, которые рассказали суду, кто и сколько из этой взятки получил. Вот и ответ, куда пропал контрабандный груз. Ему просто дали возможность поехать дальше. А поскольку у товара есть как отправитель, так и получатель, вообще непонятно, как он мог быть контрабандным, следуя транзитом через Казахстан в другое государство? Даже в суде поднимался этот вопрос, но все только пожали плечами.

В декабре 2016 года выяснилось, что следователь межведомственной следственно-оперативной группы Генеральной прокуратуры Бауыржан Оралгазин, расследовавший дело против коллег-взяточников, сам попался на коррупции.

Заявления на него написали двое фигурантов дела, предприниматели, участвовавшие в контрабанде груза из Китая. Якобы, один из них заплатил Оралгазину за свободу 20 тысяч долларов, а другой – 120 тысяч долларов. На днях в числе подозреваемых оказался еще один член следственно-оперативной группы Газиз Джузбаев. Также по подозрению в получении взятки.

По словам Гульнары Жуаспаевой, как только проблемы с законом начались у следственной группы Генеральной прокуратуры, ее руководитель Анара Абильмажинова спешно ушла в отпуск, а в последнее время она совсем не выходит на связь.

Сделка со следствием

Между тем, по ходатайству адвокатов в интересах дальнобойщиков Генеральная прокуратура изучает самое первое уголовное дело против Берика Чотпаева для возможного внесения протеста для дальнейшего пересмотра.

— Здесь отсутствует принцип справедливости, так как сухими из воды за фактическую утерю вещдоков вышли как взяткодатель-китаец, так и шестеро фигурантов, которые напрямую участвовали в получении взятки и тайном вывозе груза с частной СВХ, — комментирует адвокат. — А простые сотрудники таможни сидят на скамье подсудимых. Только лишь на основании показаний своих бывших коллег, которые согласились на сделку со следствием ради свободы. К примеру, следователь Станислав Красман, которому сейчас вменяют две тяжелые статьи Уголовного кодекса — превышение должностных полномочий и получение взятки, в момент остановки каравана с грузом вообще был в отпуске. Его вызвали в помощь при подсчете размера ущерба, когда было принято решение выгрузить контрабандный товар.

Я думаю, как только эти шестеро заговорят, все обвинение буквально затрещит по швам. В том числе начнутся вопросы по слишком лояльному приговору Берику Чотпаеву, который за контрабанду в размере 6 млрд тенге получил штраф в 3000 МРП. И получил, между прочим, за то, что назвал себя хозяином груза

Жуаспаева вопрошает: если контрабандный товар все-таки принадлежит китайцу, Чотпаев себя оговорил, обманув и следствие, и суд? Разделение на отдельные производства всех, кто участвовал в преднамеренной утере вещдоков, было незаконным. Следовательно, нельзя весь ущерб в 6 млрд тенге вешать только на шестерых подсудимых. Пусть в равной степени за это отвечают и Жумабай, и другие, кто за сделку со следствием вышел сухим из воды. И китаец в том числе.

– Я подала в Генеральную прокуратуру ходатайство о доскональном изучении всего этого дела о контрабанде, так как последние аресты возникли не на пустом месте.

Только этот вариант поможет дальнобойщикам вернуть обратно свои грузовики. Правда, уже не в транспортабельном виде. Но многие за полтора года хождения по мукам согласны даже на это.

Вам также могут понравиться