Нужно ли прощать преступника?
03.11.2016
563 Просмотров

Нужно ли прощать преступника?

1news.kz

1news.kz

31 октября в движении #НеМолчи узнали об истории 33-летней алматинки, которая в июне этого года была изнасилована и ограблена таксистом. Прошло более 4 месяцев, подозреваемый гуляет на свободе, а девушка до сегодняшнего дня в одиночку добивалась справедливости, передает bignews.kz.

Аида Айсарова потеряла сознание в машине таксиста, который воспользовался этим. Было не только изнасилование, но и грабеж, он забрал деньги. В РУВД Турксибского района, по словам пострадавшей, сначала завели уголовное дело только по факту грабежа, по факту изнасилования даже не допрашивали. Досудебное расследование, которое, как правило, должно длиться в рамках двух месяцев, затянулось почти на 5 месяцев.

– Она 4,5 месяца не может добиться справедливости, потому что полиция всячески пытается это дело спустить на тормоза. На сегодняшний день пройдены все экспертизы, все есть на руках, но насильник, которого опознали, с которым была проведена очная ставка, он сейчас на свободе. Хотя он работает таксистом, — рассказала лидер движения #НеМолчи Дина Смаилова. По словам женщины, после случившегося у девушки случилось нарушение эндокринной системы, с ней периодически случаются «панические атаки», постоянное состояние стресса, она падает в обмороки. На допросы ни разу не пригласили психолога, общественного защитника, никак не зафиксировали ее состояние.

Сейчас делом занимается уже третий следователь. Из рассказа Аиды адвокат Айман Умарова поняла, что следователи уговаривали и даже требовали примириться с подозреваемым.

Дина рассказала, что пострадавшая одна ходила на экспертизы, одна присутствовала у следователей, все необходимые процедуры осуществляла одна, пытаясь доказать, что это было изнасилование, а не по обоюдному согласию.

– Мало того, следственные органы выдали ее данные насильнику, хотя это запрещено законом. Ее сейчас преследуют родственники. Они ей угрожали. То есть абсолютно беззащитная жертва. У жертвы нет адвоката, а насильнику предоставят государственного адвоката. Она должна сама себя защищать. Она вынуждена была обратиться за поддержкой, — сказала Смаилова.

По словам самой пострадавшей, первоначально ей было немного страшно и стыдно, не хотелось, чтобы общество узнало о случившемся с ней.

– Сейчас мне все равно. Я хочу его просто наказать, потому что я здоровье теряю, не могу себя восстановить. Девушка утверждает, что потеряла работу из-за случившегося, потому что все это время занималась тем, что добивалась наказания для преступника, который сейчас на свободе.

Один следователь, по ее словам, предлагал ей примириться. Другой следователь, Мукаманов, как попало собрал материал. Девушка обращалась с жалобой в прокуратуру, писала туда запросы, писала запросы в Генпрокуратуру с просьбой рассмотреть халатное отношение следователей к ее делу. Отовсюду шли отказы.

– На меня кричали, что я сама виновата, что это ложный донос. Сатыбалдиев Бахытжан (второй следователь) на меня кричал. Сотрудники полиции… … В самом начале следствия у меня были истерики, у меня был шок. По словам Сатыбалдиева, они хотели сделать медицинскую экспертизу, меня невменяемой сделать. Он мне так в лицо и признался… На следующий день, после того, как я сказала, что заявлю в прессу, мой следователь Сатыбалдиев Бахытжан ушел в отпуск, и теперь у меня новый следователь, — рассказала Аида.

Сейчас прокуратура не поддерживает санкцию на арест подозреваемого, отвечая, что мало доказательств. Хотя, как отметила Айман Умарова, по экспертизе абсолютно понятно, что речь идет об изнасиловании.

Вам также могут понравиться